kruglikov (kruglikov) wrote,
kruglikov
kruglikov

ДУРАКИ (из "Еженедельного журнала")

Городского сумасшедшего не надо путать с нищим или бомжем. Городской сумасшедший трезв. За ним, как правило, кто-то ухаживает – он не запущен. Поэтому же, кстати, он почти не просит денег. И, самое главное, его неадекватность носит идеологический характер. Пьяный или бездомный неадекватны в силу своего состояния или обстоятельств, городской сумасшедший просто обязан быть другим. Именно по этой причине мальчишкам интересно его дразнить.

Наблюдая жизнь и быт городских сумасшедших (далее – дураков) в естественных условиях в 70 – 80-х гг. прошлого века на своей родине, в Ялте, я пришел к выводу, что советский дурак отличается от того классического вида, который можно встретить в кино и художественной литературе, хотя принципы выстраивания коммуникаций со средой у обоих типов одинаковы и описываются как оппозиционные. Отличия начинаются на уровне бытования этих принципов. Если классический тип, существуя в среде, маркированной как «порядок», является агентом абсурда, то советский дурак – наоборот, т. к. среда маркируется как «абсурд».

Советский дурак, живя среди бардака, поневоле становился носителем порядка. Я помню пожилого олигофрена, который несколько лет следил за очередью к пивному ларьку около кинотеатра «Спартак». Или молодого дурака, постоянно разруливавшего автомобильные заторы в узких переулках в районе улицы Боткинской.

В порту работал дворником довольно злобный и старый дурак Лёва. Когда он видел, что пионеры и школьники бросают с причала камешки в плавающие бутылки или качаются на пришвартованных катерах, он дул в свой свисток и гнал нас оттуда первым попавшимся предметом.

Часто интересы советского дурака и советского государства совпадали, что с неожиданной стороны характеризует последнее. Летом на набережной к людям без рубашек подходил один ненормальный и говорил, что им «нужно пойти домой, одеть рубашечку, галстучек и брючки». Этим же, только более сурово, занималась милиция. Еще он любил проверять билеты в троллейбусе.

Большой ажиотаж вызывал дурак в дембельском наряде на причале у Ласточкина Гнезда. Костюмчик ему подарил кто-то из матросов. Форма, состоявшая в основном из бархата, позументов, значков, двух пар аксельбантов и белой изоляции от электропровода, которой оторочено все, что можно оторочить, ставила его в совершенно исключительное положение. Он уже не следил за порядком, он его олицетворял, т. е. ходил по причалу, как Наполеон, и смотрел, как уплывают и приплывают корабли. Никаких аналогий проводить не буду.

Стройность этой концепции (а концепция стройная) вроде бы нарушает только один пример (исключения ведь ничего не подтверждают, а только затрудняют доказательство). По набережной иногда гуляла  глубокая старуха, одетая приблизительно так: туфли с бантиком (н. 20-го века), трикотажные спортивные штаны с коленками за 3 р. 20 коп., футболка с портретом Демиса Руссоса, шляпка и вуаль (н. 20-го в.), дырявые перчатки вечерние до локтей. Она скандалила, плевалась, лезла без очереди, разговаривала сама с собой и пела для себя же. Ее дразнили мальчишки. Говорили, что когда-то она была балериной в Мариинке и сам Николай II кричал ей: “Браво!”. И с ума она сошла от несчастной любви к одному из великих князей. То есть до революции.

Вадим Кругликов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments