kruglikov (kruglikov) wrote,
kruglikov
kruglikov

Categories:

СТАНОВЛЕНИЕ (из "Еженедельного журнала")

Активно ругаться матом я начал в три года и десять месяцев. Сын скрипачки и виолончелиста, я в детстве был, естественно, хорошим мальчиком. У меня даже была няня. Но я гулял во дворе. А там существовали мальчишки, и некоторые были плохие. Самым плохим был Вовка. Он учился в третьем классе и был второгодником. Моя мама про него говорила так: «Вовка после школы портфель домой зашвырнет – и сразу шляться». Так я это и представлял - Вовка после школы подходит к своему окну, швыряет портфель в форточку, засовывает руки в карманы и идет шляться с хулиганами. Портфель всегда попадал на шкаф.

Как-то, в апреле 1964-го года, Вовка одиноко шлялся по двору. Няня пошла за чем-то домой, я остался гулять один и был открыт для общения. Скучающий вовкин взгляд лениво скользнул по мне. Я стоял под деревянной горкой. Больше во дворе никого не было. Вовка подошел ко мне.

- Значит, так, запоминай, – сказал он и произнес три неизвестных мне слова: на букву «х», на букву «б» и на букву «п». – Запомнил?
- Да, – ответил я.
- Повтори. – Я повторил.
- А теперь иди и говори, – сказал Вовка и показал в сторону ворот. За воротами была улица. Я пошел. Вовка был существом высшим, и его слова не обсуждались. По улице ходили дядьки и тетьки. Я стал говорить им, кто они такие. Тетькам я говорил, что они называются на букву «п», дядькам – на букву «х» и на букву «б». Мне казалось, что это слово мужского рода.

Прохожие реагировали на меня неодобрительно, что меня удивляло. Мне выученные слова нравились, и я искренне хотел поделиться с миром своим новым знанием. Я же не ведал, что познал зло. Одна тетька, которая жила в нашем доме, обиделась и пообещала, что все расскажет моим родителям. Я до сих пор уверен, что она – дура и назвал я ее тогда правильно.

Вечером, когда мама пришла с работы, я прочитал ей свое первое стихотворение:

                                                                               Звезда,
                                                          Слово на букву «п».

Возможно, я хотел отразить пафос юной космической эры. Как всякий нормальный ребенок того времени, я мечтал стать космонавтом. Правда, я еще хотел быть клоуном. Пока я встретил только одного человека, который тоже хотел быть клоуном – художника Тер-Оганяна. Как-то, поговорив с ним о наших детских идеалах, мы пришли к выводу, что жизнь удалась: мы стали клоунами, став современными художниками.

Видимо, современным художником (клоуном) я начал становиться в апреле 64-го года. В самом деле, ведь я совершил эпатажные действия, которые можно описать как перформанс, я сочинил неприличные стихи, а нарушение приличий свойственно современному искусству. Понятно, что оно не складывается только из этого, да и действовал я в полной непонятке, но вектор получил направление. Я до сих пор люблю совершать эпатажные действия и сочинять неприличные стихи.

Про Вовку можно было бы сказать так: «Выдающуюся роль сыграл Вовка в становлении меня как личности, внеся неоценимый вклад…». Не скажу. С апреля 1964 года пафос у меня не проходит. Всегда хочется добавить слово на какую-нибудь букву. Может, это плохо. Но поделать я ничего не могу. Во всем виноват Вовка.

Вадим Кругликов
Tags: детство, мат, современное искусство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments